Красная Бейсболка Фреда Дёрста — часть 1-2

1.

Матч продолжался уже полчаса, а новичок продолжал сидеть в той же позе, упираясь ногами в одну из нижних, никем не занятых лавок старой деревянной трибуны. Первые несколько минут он ещё поглядывал настороженно на новых, чужих и непривычных пока ещё одногруппников. А потом внимательно присмотрелся к тому, что происходило на поле. И больше уже не отрывал от него взгляд. Важно отметить, что футболом недавно вернувшийся из академотпуска студент совсем не интересовался. Глаза его следовали вовсе не за мячом.

Славик, напротив, футболом очень интересовался. И именно поэтому ужасно скучал. Если бы не распухшее после прошлой игры колено, он был бы там, на поле! Нужно было как-то отвлечься. Почему бы не завязать разговор с новичком? Рано или поздно знакомиться всё равно придётся.

«Эй! Ты там не заснул? Всё пропустишь! Каждый день, что ли, с преподами играем?» — Новенький судорожно вздрогнул и огляделся по сторонам. Славик продолжил попытки наладить связь – «Тебя как зовут?».

«Арсений! Э.. То есть, Сеня. Давай без полных имён, ладно? Сеня, и всё». – бледное и худое лицо парня слегка порозовело от смущения.

«Договорились, Сеня. Меня тоже Вячеславом прошу не называть. Так только мать делает, когда злится».

Сеня помялся немного, поправил воротник футболки, сделал глубокий вдох и, наконец, задал давно мучивший его вопрос.

«Скажи, ты тоже это видишь? И… И все остальные видят?»

Славик поправил чёлку и озадаченно нахмурился. — «Ты вообще о чём?»

Сеня молча указал пальцем на поле.

«Ааа! Да это Череп! Не волнуйся, ты к нему быстро привыкнешь, отличный парень» — Славик гордо улыбался, довольный возможностью представить новичку местную достопримечательность. – «Вон, посмотри, что вытворяет! И это у него сейчас некоторые проблемы с координацией, по очевидным причинам».

Несколькими секундами ранее футболист, о котором шла речь, жахнул по воротам чуть ли не с центра поля. Мяч, летевший, казалось бы, точно в угол, в последний момент вильнул и лязгнул об штангу. Игрок раздосадовано взмахнул руками, но не издал ни звука. Одет он был совсем не по футбольному, в клетчатую рубашку навыпуск и бриджи до колен, которые пол часа назад были бежевыми. Но вовсе не странный выбор одежды привлёк внимание Сени.

У сокрушителя штанг не было головы. Совсем. Над воротником возвышалась жилистая шея, из которой неряшливо торчали кровеносные сосуды разных размеров.

«Он ещё и в местном театре на полставки подрабатывает!» — продолжал воодушевлённый Славик – «Пришлось специально для него новую трактовку Гамлета изобретать. Со значительно расширенной ролью бедного Йорика».

«Ага, то есть голова у него всё-таки есть!» — Сеня быстро освежил в памяти текст классической пьесы – «А… Где?»

«Вон в той аудитории» — Славик указал на окна третьего этажа главного корпуса. – «Не успел учебный год начаться, а Юлька уже контрактников какими-то контрольными кошмарит. Надо помочь».

***

В указанной аудитории, тем временем, контрольная была на грани срыва. Винить в этом стоило излишнюю наблюдательность и сообразительность преподавателя, Юлии Григорьевны. Проходя мимо одного из сосредоточенно пишущих студентов,  она вдруг остановилась и, после секундного колебания перевела взгляд с самого студента на небольшую наплечную сумку, которую тот почему-то предпочёл расположить у себя на коленях.

«Я так и знала, Мышецкий, что вы даже не попытаетесь написать самостоятельно!» — воскликнула Юлия Григорьевна одновременно возмущённо и торжествующе. С этими словами она выхватила из сумки голову Василия Мировича по прозвищу Череп. Незадачливый подсказчик повис в воздухе и, слегка морщась от боли, которую ему причиняли вцепившиеся в его буйную рыжую шевелюру пальцы преподавательницы, стал внимательно её разглядывать. Глаза его весело щурились, а рот кривился в улыбке.

Юлии Григорьевне уже исполнилось тридцать, но без подглядывания в паспорт никто не давал ей больше двадцати трёх лет. Её голубые глаза, потемнев от гнева, стали тёмно-синими, чёрное платье на ладонь выше колена скрадывало пару лишних килограмм, притаившихся в области талии, а летний загар ещё не полностью сошёл со стройных ножек и округлых плеч.

«Стыдно, Василий! Я была о вас лучшего мнения!» — с этими словами, Юлия сильно встряхнула бедовую головушку.

Мирович только этого и ждал. Используя полученный импульс, он принялся раскачиваться взад-вперёд, постепенно увеличивая размах колебаний. Очень быстро он достиг своей цели, отчаянно впившись губами в пухлые губы Юлии Григорьевны.

Прошло довольно много времени, прежде чем Юлия решительно отвела руку подальше, заставляя своего импульсивного поклонника прервать поцелуй. Она решила, что не позволит сбить себя с мысли.

«Что ты ему пообещал, в обмен на подсказки, Мышецкий?»

«Ааа, пустяки. Отнести его в парикмахерскую вечером» — пробормотал раздосадованный студент. – «Но теперь не дождётся! Пусть сам добирается, как все нормальные люди. Ноги в руки, голова на плечах, а не чёрт знает где, и вперёд!»

Говоря это, Мышецкий осторожно убрался из поля зрения головы Мировича. Ему было хорошо известно, что в целях самозащиты Мирович довёл умение плеваться до совершенства, и был способен извергать слюну не только вперёд  и в стороны, но и наискосок. Зубы Черепа также славились остротой и крепостью, и только местный стоматолог мог похвастаться тем, что знает Черепа так же хорошо, как и его постоянный парикмахер.

«Ты далеко не уходи, Мышецкий» — Юлия Григорьевна заметила, что губы Мировича шевелятся, беззвучно повторяя одну и ту же фразу. Голосовой аппарат Черепа в данный момент носился по футбольному полю вместе с остальным его телом. Говорить Мирович мог только в целом виде – «Я так понимаю, ты по губам читать умеешь? Потрудись сообщить, о чём он там шепчет».

Мышецкий всмотрелся в лицо одногруппника и ещё больше помрачнел. Мышецкому всю жизнь нравились жгучие брюнетки, но в данной ситуации светловолосая преподавательница вдруг показалась ему невероятно привлекательной. Внезапная вспышка ревности, однако, не смогла полностью заглушить чувство мрачного торжества и злорадства. Мышецкий знал, что должно было случиться сегодня вечером. Пусть красуется, головастик. Недолго ему осталось!

«Он говорит, что поцелуй следует считать приглашением на свидание. В таком разобранном состоянии он не смог придумать другой способ привлечения вашего внимания».

Юлия Григорьевна подошла к окну, положив голову потенциального кавалера щекой на ладонь и слегка подбрасывая её, и задумчиво  уставилась вниз. Там большая часть Мировича лихорадочно старалась оттереть бриджи от грязи и расправить примявшуюся рубашку

«Надо полагать, в этом вы собирались пойти на свидание, Василий? Но не удержались от соблазна поучаствовать в игре. А кроссовки чьи?»

«Кроссовки я ему одолжил» — поморщился Мышецкий – «А туфли его лежат там же, откуда вы его самого достали».

Через минуту туфли уже летели в окно.

«Переобувайтесь, Василий. Встречаемся сегодня, в семь вечера. Бар ‘Старый Замок’. Целиком». — Юлия Григорьевна задумчиво осмотрела голову Мировича. – «А парикмахерскую вам посетить действительно не помешало бы».

Мышецкий собирался протестовать, думая, что задачу транспортировки Мировича всё-таки взвалят на него. Но Юлия Григорьевна уже нашла нового курьера.

«Эй, новенький! Арсений!» — крикнула она в окно – «Поможешь одногруппнику добраться до парикмахерской?»

Сеня согласно кивнул, желая поближе познакомиться с удивительным Черепом.

«Лови!» — И голова Мировича отправилась в полёт, вслед за обувью, а Юлия Григорьевна повернулась к аудитории – «Все помнят, что у нас контрольная? Пишите живее! Ещё полчаса осталось».

***

Тело Васи Мировича нерешительно замерло, будто бы всматриваясь в безмятежные глубины местной реки. Вернуться домой и переодеться, да ещё и заскочить в парикмахерскую за головой, он уже явно не успевал. Может быть, спуститься к берегу и попробовать отстирать бриджи?

Что хуже, явиться на свидание в мокрой одежде, или в грязной?

 Дилемму эту, однако, разрешили за него.

К набережной быстро и решительно приближались четыре тёмные фигуры. В городе хватало тёмных личностей, но было ясно, что эти четверо не случайно оказались именно здесь, и не просто решили припугнуть случайного прохожего.

«Эй, паренёк! Да на тебе лица нет!»

Четвёрка нападавших явно знала,  с кем придётся иметь дело. Взяв тело Мировича под руки, они в два счёта подняли его и швырнули в реку. Василий не сдался бы без боя, но погружённый в собственные мысли, он не успел среагировать и оказать сопротивление.

Плавать Мирович не умел. Побарахтавшись немного, тело погрузилось в реку целиком. Вода, ничем не сдерживаемая, тут же хлынула в дыхательные пути.

2.

Сеня, напряжённо всматривавшийся в резко помутневшие глаза Мировича, вздрогнул и отшатнулся, когда изо рта лежавшей на столе перед зеркалом постриженной и умытой головы вдруг хлынула вода. Парикмахер, высокий худой мужчина с внешностью спившегося художника, времени не терял.

«Речная вода!» — воскликнул он, присмотревшись к быстро растущей луже на полу. – «Скорее к набережной!» — Парикмахер накинул куртку на плечи и быстро направился к выходу. Сеня последовал за ним, хотя и не представлял, что они будут делать, когда доберутся до набережной. Сидя в парикмахерской, Черепу точно не поможешь.

Спустя пару секунд после их ухода вода изо рта Мировича литься перестала. Поток не затих, не уменьшился постепенно, а просто резко прекратился. Будто подачу воды полностью перекрыли.

***

На набережной тем временем появился ещё один человек. Самой заметной частью его лица был высокий, выпуклый лоб.  Часть волос с передней части черепа была выбрита, а оставшиеся пышной гривой свисали до плеч. Рот зловещего прохожего по неизвестной причине был искривлён злобным оскалом, который, казалось, застыл на лице намертво.

У человека не хватало носа и правой руки. В левой же руке он держал некий предмет, который выглядел точь-в-точь как обычная резиновая затычка для ванной, увеличенная в несколько раз. Человек раскрутил тонкую цепь, к которой крепилась резиновая штуковина, и швырнул её точно в то место, где погружалось на дно тело Мировича. Работать с бессознательным телом было легче, но и наносить ему серьёзные повреждения не следовало. Человек знал, что скоро это тело будет принадлежать ему.

Заглушка рассекла водную гладь и полностью закрыла горло Мировича, точно так же, как закрыла бы сливное отверстие ванной. Человек на набережной напряг все мышцы тела, а лицо его покрылось пятнами, переливающимися всеми оттенками синего. Он ловко подсёк цепь и резко дёрнул.  Бессознательное тело рухнуло на набережную, основательно залив её водой. Всё та же четвёрка взвалила его на свои плечи и скрылась во тьме.

 Таинственный человек не последовал за своими подельниками. Поразмыслив немного, он решительным шагом направился в противоположную сторону.

***

Прибыв на нужное место двумя минутами позже, Сеня и парикмахер уже не могли обнаружить никаких следов произошедшего.

«Здесь искать бесполезно. Давай вернёмся ко мне» — сказал парикмахер упавшим голосом. – «По голове будет понятно жив Вася или…» — парикмахер махнул рукой и тяжело поплёлся туда, откуда пришёл. Сеня покорно направился вслед за ним.

Реклама
Красная Бейсболка Фреда Дёрста — часть 1-2

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s