Красная Бейсболка Фреда Дёрста — часть 6

6.

Во второй раз за день приходить в себя было куда сложнее. Прошло уже почти два часа, а Василий Мирович до сих пор почти не ощущал ни полированную поверхность письменного стола, на котором покоилась его голова, ни шершавую простынь, на которую уложили его обмякшее тело. Каждый звук, казалось, достигал его ушей, предварительно отразившись несколько раз от стен каменного тоннеля, обрастая по дороге эхом, шумами и прочими искажениями, а затуманенные глаза не позволяли разглядеть, что происходит в операционной. Тем не менее, Мирович уже обрёл способность связно и логически мыслить. Он каким-то образом ощущал присутствие обоих лишённых головы на данный момент тел и лихорадочно пытался установить связь со вторым из них – временно узурпированным Иоаном Лютым трупом. Его собственное тело было надёжно привязано к операционному столу, вокруг которого взволнованно суетился низенький, коротконогий человечек в белом халате.

Доктор Таль не мог дождаться начала операции. Наконец-то его блестящая теория будет подтверждена на практике! Ранее она не могла похвастаться и сколь-нибудь серьезными теоретическими аргументами в свою пользу. Доктор Таль не рисковал высказывать свои убеждения вслух, даже в беседе с наиболее просвещёнными коллегами, но был уверен, непоколебимо уверен в своей правоте! Головной мозг – всего лишь примитивный нервный узел, выполняющий координирующую функцию. Которую, вместе со всеми другими функциями, при необходимости без труда мог взять на себя истинный орган мышления, главная надежда и опора любого человека – спинной мозг! Сегодняшняя операция – первый шаг к избавлению человечества от бремени головы —  ненужного придатка, истекающего слюной и соплями, поросшего отвратительным волосяным покровом. А лицо! Какая мерзость! На своё собственное лицо доктор Таль не мог смотреть без отвращения, а все остальные ненавидел за компанию.

Аккуратно обработав шею Мировича ваткой, доктор торжественно взял в руки голову молдавского господаря. Предстояла кропотливая работа по соединению всех кровеносных сосудов и надёжному закреплению головы на шее. Иоан мог управлять телом Мировича и на расстоянии, и просто находясь на его шее без надёжной фиксации, но хотел закрепиться на нём раз и навсегда, чтобы никогда больше не пришлось распадаться на части, по своей воле или против неё.

Доктор Таль мог надеяться на то, что ему никто не помешает. В больнице, кроме него самого, его сегодняшних пациентов и на всякий случай охранявшей вход в операционную четвёрки мускулистых подручных Иоана, силу которых уже ощутил на себе ранее Мирович, не было даже уборщицы. Осмотрев красовавшийся на полочке реквизит: лигатор для сшивания сосудов, тюбик с суперклеем и рулон синей изоленты, доктор Таль вздохнул и направился к операционному столу.

***

 Заметно нервничавший в начале допроса парикмахер теперь неожиданно спокойно отреагировал на истерично-злорадные восклицания Мышецкого.

«Как это ничего не выйдет?» — спросил он, обведя взглядом всех присутствующих – «Ведь в наших руках нос твоего хозяина».

С этими словами он не спеша откупорил самый большой флакон с духами, и полностью погрузил туда древнемолдавский орган обоняния.

Доктор Таль уже частично пришил голову молдавского господаря к шее Мировича, когда Иоан Лютый неожиданно выпучил глаза, схватился руками за то место, где должен был красоваться нос, широко разинул рот и… выпустил струю рвоты прямо в лицо не успевшего увернуться доктора. Тот, от неожиданности отскочил назад, едва не опрокинув стеклянный столик с медикаментами. Один из охранников – самый долговязый и неуклюжий из четверых – сунувшись посмотреть, что происходит, был сбит с ног лежащим у входа и дёргающимся в конвульсиях старым телом Иоана. Все остальные немедленно решили вступиться за товарища. Они быстро успокоили тело несколькими увесистыми пинками, в процессе разгрохав пару злосчастных стеклянных столиков. Подняв пострадавшего с пола, четвёрка попыталась пройти поближе к операционному столу, горя желанием поправить фасад и второму безголовому. И почти сразу же наткнулись на неожиданное препятствие.

Дорогу им преградил весьма решительно настроенный доктор Таль. Он был очень недоволен творящимся в операционной беспорядком и успел разжиться холодным оружием. В правой руке доктора красовался чистенький, остро наточенный скальпель.

***

«Это его ненадолго отвлечёт» — удовлетворённо произнёс парикмахер, держа на ладони покрасневший, сморщившийся, беспрестанно чихающий нос – «Ну а нам нужно как можно скорее добраться до горбольницы. Юлия Григорьевна, рискну предположить, что вы прибыли сюда на машине? Не откажетесь нас подбросить?».

«Молодец, Аскольд!» — Юлия решительно двинулась к выходу –  «Поехали, ребята! До больницы за пару минут доберёмся!»

***

Доктор Таль не мог допустить срыва операции. Глаза его горели недобрым огнём, а зажатым в руке скальпелем светило медицины неожиданно ловко, хотя и несколько хаотично, рассекало воздух перед собой. Четвёрка вандалов нерешительно топталась на месте.

«Вон из операционной! Я не допущу беспорядка и издевательств над пациентами!» — с этими словами доктор неожиданно перешёл в наступление, полосуя скальпелем одежду и кожу ближайшего нарушителя спокойствия. Тот взвыл, отталкивая от себя доктора. Боевой медик отлетел довольно далеко, ударившись спиной об операционный стол. Но это только ещё больше разозлило доктора. Взмахнув рукой, он ловко метнул скальпель, который вонзился в горло оппонента. Тот попятился, вырвал скальпель из раны и укоризненно на него уставился. К пляшущим в глазах доктора Таля огонькам бешенства добавилась искорка вдохновения. В операционной было множество вещей, подходящих для использования в качестве метательных снарядов. В течение следующей минуты на оппонентов доктора обрушился целый град из медицинской утвари и инструментов. Без того деморализованный, изрезанный скальпелем громила, долго не думал. Спасительный выход из операционной был гораздо ближе, чем разбушевавшийся доктор. Кровоточащий вандал выпустил из руки до сих пор зажатый в ней скальпель, развернулся, и бросился наутёк. Оставшаяся троица последовала его примеру.

«Никто не смеет стоять на пути прогресса! Вы все – расходный материал для моих опытов!» — крикнул доктор Таль им вслед, после чего с громким стуком поставил на место капельницу, которую планировал метнуть в нападающих, как копьё, и воздел руки к небу.

«Главврач в отпуске! Теперь я здесь главный!» — Доктор мелко и противно захихикал —  «Меня никто не остановит!»

Это утверждение тут же было опровергнуто. Прежде чем доктор Таль успел сполна насладиться собственным триумфом и продолжить операцию, две мускулистые руки, появившись с разных сторон, схватили его под локти. Спустя несколько секунд несостоявшийся злой гений уже летел в сторону окна операционной, вереща и размахивая руками. Вскоре послышался звон разбиваемого стекла, и доктор исчез из виду. Спустя ещё некоторое время раздался приглушённый стук. Крик доктора оборвался на самой высокой ноте.

Реклама
Красная Бейсболка Фреда Дёрста — часть 6

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s